собинаРодился 7 августа 1923 года в посёлке Алексеевка, ныне город Белгородской области, в семье рабочего. Окончил 9 классов. В 1940 году переехал в город Долгопрудный Московской области. Работал на заводе, окончил аэроклуб. С ноября 1941 года в Красной Армии. В 1942 году Василий Собин окончил военную авиационную школу пилотов.

С июля 1942 года сержант В. В. Собин в действующей армии.

Командир эскадрильи 88-го истребительного авиационного полка   ( 229-я истребительная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия )  лейтенант В. В. Собин совершил 379 боевых вылетов, участвовал в 122 воздушных боях, в которых лично сбил 9 и в группе 6 самолётов противника. 7 февраля 1944 года в районе города Керчь, будучи ведущим 4 самолётов, смело вступил в бой с вражескими истребителями, сбив один из них. В этом бою получил 9 ранений, но продолжал управлять группой, пока противник не был обращён в бегство. Сумел произвести посадку на своём аэродроме. 8 февраля 1944 года умер от ран.

19 августа 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Похоронен в городе Алексеевка на площади им. III Интернационала. Навечно зачислен в списки воинской части. В городе Алексеевка установлен бюст Героя, его имя носит улица.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды; медалями.

Люди на войне познаются быстро. В условиях наивысшего напряжения духовных и физических сил отчётливее проявляются человеческие качества. И тот, кто отличался в бою мужеством, дерзостью и мастерством, приходил в любую минуту на помощь товарищу, люто ненавидел врага и готов был отдать за свободу и независимость Родины свою жизнь, сразу завоевывал авторитет и доверие у товарищей. Именно таким и оказался лётчик – истребитель Василий Собин. Его жизнь оборвалась рано – в 20 лет, из которых 1,5 года отважный сокол сражался в огненном небе войны. Но сколько он успел сделать за такой короткий срок !

Родился Вася в 1923 году в районном центре Алексеевка Воронежской области в семье рабочего. В 1940 году переехал в подмосковный город Долгопрудный, где окончил среднюю школу и поступил на машиностроительный завод учеником. Вскоре стал квалифицированным слесарем – лекальщиком. В 1941 году без отрыва от производства окончил с отличием аэроклуб имени А. В. Ляпидевского в Октябрьском районе Москвы. Добился направления в Черниговскую военную авиационную школу пилотов. В мае 1942 года Собин закончил её и в звании сержанта был направлен на фронт. Но вылететь на боевое задание Василию довелось нескоро.

В июле 1942 года он прибыл в 88-й истребительный авиационный полк. Обстановка на Южном фронте в это время отличалась исключительной сложностью. 88-й ИАП непрерывно менял дислокацию. В таких условиях ввести в строй молодых лётчиков не было возможности, и Собину пришлось от Дона до Терека добираться в составе наземного эшелона.

Вспоминает бывший начальник штаба 88-го ИАП полковник запаса Г. А. Пшеняник:

“С первых же дней полюбился всем этот невысокий неунывающий паренёк с белокурой шапкой льняных волос. Исполнилось ему тогда всего 19 лет. Он был в полку самым молодым.

В августе врага, остановили на Тереке. Собина вместе с другими молодыми лётчиками ввели в строй. Боевое крещение Василий принял в небе Кабарды под Нальчиком 14 августа 1942 года. А через 4 дня – 18 августа, в День Воздушного Флота СССР, одержал первую победу, сбив на истребителе И-16 в группе лётчиков сразу 2 “Мессершмитта”. Так что у него получился двойной праздник, и он был по-настоящему счастлив. Мне, начальнику штаба полка, это сразу бросилось в глаза, когда я принимал от него доклад о результатах воздушного боя. Через 6 дней Собин уничтожил ещё один самолёт. Мастерством воздушного бойца он овладевал буквально на глазах. Это было высоко оценено – вскоре Василия наградили орденом Красного Знамени”.

Вскоре, передав свои истребители И-16 соседнему полку, Собин и его однополчане отправились в тыл на освоение нового самолёта ЛаГГ-3. Переучивание продолжалось до Мая 1943 года.

Освоив новые машины, полк перебазировался на Кубань, где с ходу включился в жаркое воздушное сражение. За перод с 26 Мая по 7 Июня, лётчики 88-го ИАП полка сбили более 40 самолётов противника. В совершенстве овладев новой машиной, Собин сбил на ней в период кубанских боёв 5 вражеских самолётов. Вот лишь один пример.

самолет 

3 июня 1943 года 6 “ЛаГГов” 88-го полка, прикрывая войска в районе станицы Киевской, встретили 30 бомбардировщиков Ju-88 в сопровождении 10 истребителей Ме-109. Наша шестёрка смело атаковала противника. Немцы сбросили бомбы, не дойдя до цели. Советские лётчики сбили 6 бомбардировщиков, 2 из них уничтожил Собин. К этому времени он уже был командиром звена и носил лейтенантские погоны. Вот строки из его письма брату – защитнику героического Ленинграда.

“Здравствуй, Федя !   7 августа мне исполнилось 20 лет. Ровно год назад я сделал первый вылет на боевое задание. Год, как я схожусь лицом к лицу с фашистскими лётчиками. За это время совершил 256 боевых вылетов, сжёг и уничтожил 20 автомашин с грузами и солдатами, 3 зенитные точки, сбил 8 стервятников. Твои наставления не подвести нашу семью выполняю”.

Осенью 1943 года полк участвовал в боях за освобождение Новороссийска и Таманского полуострова – к этому времени лейтенант В. В. Собин стал заместителем командира, а затем и командиром 3-й эскадрильи. Он совершил ещё более 100 боевых вылетов и лично сбил 7 вражеских самолётов.

Вспоминает полковник запаса Г. А. Пшеняник:

“Наши войска, форсировав Керченский пролив, в ноябре 1943 года захватили плацдарм северо – восточнее Керчи. Противник стремился сбросить десант в море. Его авиация, базировавшаяся на стационарных аэродромах в центральной части Крыма, совершала массированные налёты на позиции советских войск, постоянно меняя тактику. Наши боевые авиачасти не могли оперативно отвечать на действия воздушного противника: раскисшие в непогоду грунтовые аэродромы Таманского полуострова не позволяли им быстро подняться в воздух. Необходимо было что-то придумать. Одному из командиров пришла мысль приспособить для боевой работы небольшую площадку на Керченском плацдарме. Она находилась у самой воды и в 3 – 4 километрах от передовой. Её назвали по расположенному вблизи населённому пункту Опасной.

Не знаю, как посёлок, но площадка своё наименование оправдывала: она постоянно была под артиллерийским огнём противника, а ночью её регулярно бомбили. В эту горячую точку были направлены 2 эскадрильи: одна из нашего 88-го авиаполка под командованием Собина, вторая из соседнего, 42-го Гвардейского полка. Эти подразделения использовались для наращивания сил наших истребителей в наиболее тяжёлых воздушных боях. Задания им ставились с ПКП  ( передового командного пункта )  Воздушной армии, развернутого на плацдарме.

Немало вылетов провела с площадки Опасной эскадрилья молодого комэска. Её лётчики внезапно для противника вводились в бой. В самые острые моменты они создавали перевес в силах, закрепляли успех, достигнутый предыдущими группами истребителей”.

4 декабря 1943 года во главе четвёрки ЛаГГ-3 Василий Собин провёл бой с численно превосходящим противником. Схватка закончилась победой наших лётчиков. Но на смену первой группе фашистских истребителей подошла вторая, и борьба разгорелась вновь.

Немцы нападали с разных сторон, но Собин крепко держал свою группу, сцементировав её волей и упорством. Каждый лётчик, атакуя врага, оберегал и товарища, отсекал от него фашистов. Вот ведущий заметил, что один самолёт его группы подбит и что пара Ме-109 вновь навалилась на него. Ни секунды не медля, Василий пошёл на выручку, внезапным ударом разогнал “Мессеров”. Товарища спас, помог ему выйти из боя, но сам попал под огонь четырёх Ме-109.

Мотор работал с перебоями. Появившееся пламя всё больше разрасталось, лизало ноги, руки, лицо. Угроза взрыва бензобаков настоятельно требовала немедленного приземления. Но Василий, сконцентрировав силу и мужество, упорно шёл на свою территорию. Наполовину ослепший от дыма, он посадил самолёт на воду.

Стояла зима. Холодный ветер гнал большую волну, хотя прибрежные отмели Таманского полуострова и были затянуты льдом. После посадки машина сразу же стала тонуть. Собин осмотрелся – никого. С одной стороны виднелся высокий Крымский берег, с другой – пологий Таманский. Летчик поплыл к Таманскому. Солёные брызги разъедали глаза, болели обожжённые руки, но он плыл. Сначала освободился от намокшего парашюта, потом от реглана, с огромным трудом – от сапог.

Лейтенант плыл уже больше часа, когда показалась лодка. Надежда на спасение превратилась в уверенность. Но вдруг налетели “Мессеры”, открыли огонь, и повреждённая лодка повернула к берегу.

Собин ещё целый час боролся со смертью. Вода леденила не только усталое тело – всё существо. Но лётчик не падал духом. На исходе 2-го часа после посадки его подобрала спасательная лодка.

Прошло какое – то время, и Собин возвратился в родную боевую семью истребителей, снова начал летать, сражаться с врагом…

собина 2 

Василий Собин у своего самолёта ЛаГГ-3.   Кубань, 1943 год.
На хвосте – якорь. Эту эмблему на все самолёты полка нанесла
делегация моряков Черноморского Флота, в знак особой благодарности
за боевые успехи лётчиков при освобождении города Новороссийска.

В январе 1944 года, в период боёв за Керчь, авиаторы 4-й Воздушной армии оказывали очень эффективную поддержку своим наземным войскам. Сохраняя господство в воздухе, они громили врага днём и ночью, в простых и сложных погодных условиях, проявляли волю и настойчивость при выполнении поставленных задач.

23 января в 13:41 станция наведения обнаружила вражеские самолёты в 40 км севернее Феодосии. Несколько минут спустя на подходе к Керчи эта группа численностью до 20 Ju-87 была атакована истребителями 159-го Гвардейского авиаполка во главе с лейтенантом В. В. Собиным. В результате 2 “Юнкерса” сразу же загорелись. Основная масса бомбардировщиков сбросила груз неприцельно. Отдельные машины пытались прорвать заслон истребителей и нанести удар, но их попытка оказалась безуспешной. Потеряв ещё один самолёт, немцы повернули на запад.

7 февраля 1944 года командир эскадрильи 88-го истребительного авиационного полка лейтенант В. В. Собин вступил в свой последний воздушный бой.

В тот день возглавляемая им четвёрка ЛаГГ-3 поднялась в воздух по команде с ПКП на прикрытие наших войск восточнее Керчи. Ведомым у Василия шёл лётчик П. Лысенко. Вторую пару возглавлял Н. Филатов с напарником В. Максименко. Через несколько минут после выхода в назначенный район показалась вражеская группа из 30 бомбардировщиков Ju-87, прикрываемых 10 истребителями. Несмотря на их количественный перевес, Собин повёл лётчиков в атаку. Важно было упредить врагов, уже нацелившихся на удар, навязать свою тактику. С первой молниеносной атаки Собин сбил “Юнкерс”. Однако численное превосходство врага становилось всё ощутимей, особенно, когда прибыло подкрепление. Каждая наша пара сражалась с 4 – 6 “Мессерами”. Обстановка была очень сложной.

Чуть ли не в самом начале боя осколком разорвавшегося в кабине снаряда Василия тяжело ранило в голову, ногу и левую руку. Но он продолжал командовать подчинёнными так чётко, спокойно, что никто ничего не заподозрил. Ему бы выйти из боя сразу после ранения, но лётчик не мог оставить своих товарищей и продолжал бой, пока не подоспели на помощь наши истребители с других участков. Увидев их, Собин почувствовал, что силы покидают его. Только тогда он решил выйти из боя.

Прикинув обстановку, он понял, что до основного аэродрома – Фонталовская на Таманском полуострове, где ему могли бы оказать срочную медпомощь, – не дотянуть, и повернул на Опасную. До самой площадки его оберегали от нападения “Мессеров” лётчики Лысенко и Максименко. Заходя на посадку, Василий обнаружил, что в бою повреждено шасси. Находившиеся на площадке лётчики и техники с замиранием сердца наблюдали, как Собин пытался выпустить левую ногу шасси. Не помог и аварийный способ выпуска. А когда это ему не удалось, принял дерзкое решение – посадить истребитель на одно колесо. Несмотря на 9 ранений в бедро, руку, ногу и голову, несмотря на тяжёлое состояние, лётчик решил спасти самолёт !

Даже малосведущим людям не надо объяснять, насколько трудно совершить такую посадку, да ещё тяжелораненому. Ограниченная размокшая площадка и попутный ветер не позволяли сесть с прямой. Пришлось уходить на второй круг. И всё же комэск Собин блестяще посадил машину на пятачок. На протяжении всего пробега он нашёл в себе силы, чтобы удержать самолёт в равновесии. В конце полосы раздробленной осколком левой рукой дотянулся до зажигания и выключил мотор. А когда, пробежав ещё несколько метров, машина повалилась на левое крыло и застыла на месте, Василий успел задать последний вопрос подбежавшим к самолёту товарищам:

– Машина цела ?..

Не единичны случаи, когда лётчики, израненные в боях, умирали после посадки. Стремление спасти машину, своё оружие становилось единственной целью, и это стремление концентрировало их волю, нервы, мысли, придавало им силы на очень короткий, но исключительно сильный душевный порыв. Самолёт бесстрашный воздушный боец сохранил, а себя не смог. На следующий день он скончался от ран в полевом медсанбате.

Когда хоронили Василия Собина, один из его друзей говорил примерно такие, идущие из самого сердца слова: “Он умер в воздухе… Задолго до того, как приземлился. Он очень любил свой полк и нас, товарищей, и это дало ему силы прийти домой…”   Это верные слова.

За период своей боевой деятельности Василий Собин совершил 379 боевых вылетов. Проведя 122 воздушных боя, лично сбил 9 и в группе 6 самолётов противника. За это он был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Похоронили Героя в станице Фонталовской Темрюкского района Краснодарского края. В 1946 году его прах перевезён на родину и перезахоронен в центре города Алексеевки Белгородской области на площади имени III Интернационала.

27 июня 1965 года приказом Министра обороны СССР Василий Васильевич Собин навечно зачислен в состав 159-го Гвардейского истребительного авиационного полка. В казарме 3-й эскадрильи стоит койка. Над ней – барельеф Героя и крылатые строчки из горьковской “Песни о Соколе”: “Пускай ты умер !.. Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером”. Каждый день на вечерней поверке старшина эскадрильи называет его имя. Из плотной, слитной шеренги раздается взволнованный голос правофлангового:

– Герой Советского Союза Гвардии лейтенант Собин пал смертью храбрых в боях за свободу и независимость Родины.

Память Героя увековечена в местах, связанных с его жизнью и ратными делами. В родном городе Алексеевке есть школа и улица, носящие его имя. На площади перед школой установлен бюст Собина. На Белгородской слюдяной фабрике он зачислен в списки коллектива цеха № 2. В подмосковном городе Долгопрудном у проходной завода, где работал, установлена мемориальная доска. Имя Героя носят одна из площадей города и 5-я городская школа, которую он окончил. В станице, известной на Тамани, где базировался 88-й авиаполк в начале боёв за Крым, в местной школе пионерская дружина долгое время носила имя Героя Советского Союза Василия Собина.

Его имя присвоено и электропоезду. В один из солнечных апрельских дней на подмосковную железнодорожную магистраль вышел новый состав, на головном вагоне которого сияла надпись – “Василий Собин”. На торжественный митинг, состоявшийся в Лобненском локомотивном депо, приехали из Харькова 90-летняя мать Героя – Федосия Георгиевна, его сестры – Антонина Васильевна и Клавдия Васильевна. Было сказано много тёплых слов о фронтовике. Не в силах скрыть волнение, однополчане отважного комэска, вспоминали те давние грозовые годы…

Список всех известных побед Гвардии лейтенанта В. В. Собина:
( Из книги М. Ю. Быкова – “Победы сталинских соколов”.  Издательство “ЯУЗА – ЭКСМО”, 2008 год. )


п / п
Д а т а Сбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
1 19.08.1942 г. 2  Ме-109  ( в группе – 2 / 17 ) Эльхотово И-16, ЛаГГ-3.
2 24.08.1942 г. 1  Ме-109  ( в группе – 1 / 13 ) Моздок
3 03.06.1943 г. 1  Ju-87 Киевское
4 1  Ju-87 Киевское
5 25.06.1943 г. 1  Ме-109 Джерегановская
6 09.08.1943 г. 1  Ju-87 юго – вост. Крымская
7 26.09.1943 г. 1  Ме-109  ( в паре – 1 / 2 ) Возрождение
8 21.11.1943 г. 1  Ju-87 Аджимушкай
9 26.11.1943 г. 1  Ju-87 Аджимушкай
10 12.01.1944 г. 1  Ju-87 Булганак
11 23.01.1944 г. 1  Ju-87  ( в группе – 1 / 4 ) сев. – зап. Керчь
12 25.01.1944 г. 1  Ме-109 вост. Катерлез
13 07.02.1944 г. 1  Ju-87 Керчь
Всего сбитых самолётов – 9 + 6  [ 9 + 5 ];  боевых вылетов – 379;  воздушных боёв – 122.

0_49ed9_73a1072_XL